Автореферат Е. С. Редьковой

автор: admin  /  рубрики: Статьи

На правах рукописи

Редькова Евгения Сергеевна

Жанрово-стилевые особенности

детского музыкального фольклора

(по материалам экспедиций в Псковскую область)

Специальность 17.00.02 – “Музыкальное искусство”

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

Санкт-Петербург

2009
Работа выполнена на кафедре этномузыкологии Санкт-Петербургской

государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова

Научный руководитель

кандидат искусствоведения, доцент

Г. В. Лобкова

Официальные оппоненты:

доктор искусствоведения, профессор

Т. С. Рудиченко

кандидат искусствоведения

Е. И. Якубовская

Ведущая организация:

Саратовская государственная

консерватория имени Л. В. Собинова

Защита состоится 18 мая 2009 года в 15 часов 15 минут на заседании диссертационного совета Д. 210.018.01 в Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова.

Адрес: 190000, Санкт-Петербург, Театральная пл., 3.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Санкт-Пе­тер­бургской государственной консерватории.

Автореферат разослан «       » апреля 2009 года.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор искусствоведения,

профессор

Т. А. Зайцева


Общая характеристика работы

Актуальность темы. Изучение детского музыкального фольклора касается особо значимых вопросов освоения ребенком содержательных доминант и средств выражения (языковых универсалий) в процессе его включения в систему народной традиционной культуры. В настоящей работе впервые раскрывается жанрово-стилевая специфика музыкально-поэтических форм детского фольклора на основе документальных экспедиционных материалов из Псковской области. В диссертации затрагивается ряд ключевых для этномузыкологии проблем, среди которых:

— закономерности формирования музыкального мышления и системы средств художественного выражения народной песенной культуры;

— выявление механизмов передачи и преемственности традиций;

— генезис и эволюция жанров фольклора.

Раскрытие содержания и границ понятия «детский фольклор» по-прежнему находится в числе дискуссионных проблем современной науки, поскольку требует определения совокупности признаков, указывающих на функциональное, смысловое, музыкально-стилевое своеобразие фольклорных текстов, а также на общность их происхождения.

Основной круг вопросов касается актуальных аспектов музыкознания, таких как: свойства речевой и музыкальной интонации, процесс формирования ладовых отношений, особенности ритмики, принципы координации акцентности стиха и напева, становление закономерностей композиционной организации образцов народной музыкальной культуры.

Предмет диссертационного исследования. Комплексному изучению подлежат показательные для псковской народной традиционной культуры образцы музыкального фольклора, исполняемые детьми и взрослыми для детей в контексте трудовых, календарных, семейных, обрядовых и бытовых ситуаций. В поле внимания включены музыкально-поэтические формы, воспринимаемые и исполняемые ребенком начиная от рождения и заканчивая младшим школьным возрастом (то есть примерно до 10-11 лет). С точки зрения современной психологии, указанные возрастные границы соответствуют детству или этапам онтогенеза от рождения до подросткового периода. Исследования в области возрастной психологии (с учетом этнографических данных о развитии детей в различных обществах) показывают, что период детства выполняет социокультурную функцию, заключающуюся в подготовке человека к самостоятельной деятельности, а этнокультурная среда оказывает непосредственное влияние на его становление. Изучая специфику детского музыкального фольклора в контексте народных традиций Псковской области, отметим, что в выделенный нами возрастной период происходит овладение разнообразными в жанровом отношении музыкально-поэтическими образцами, а также приобщение к трудовой деятельности и различным формам празднично-обрядовой культуры.

Опираясь на экспедиционные данные по Псковской области, можно отметить, что в детской среде бытуют заклички, игровые припевки, считалки. Ряд жанров, исполнителями которых являются как взрослые, так и дети, значительно представительнее и охватывает: 1) материнский фольклор – колыбельные песни, пестушки, потешки, прибаутки; 2) календарно-обрядовые формы – колядки, кличи (призывания Мороза, Масленицы), вербные приговоры; 3) образцы плачевой культуры – полевые голошения, пастушеские возгласы-окликания.

Материал исследования. Диссертация выполнена на основе материалов фронтальных комплексных экспедиций Ленинградской (Санкт-Петербургской) консерватории и Фольклорно-этнографического центра в Псковскую область, осуществленных под руководством А. М. Мехнецова с 1978 по 2006 годы (29 экспедиций). При подготовке диссертации учитывались результаты обработки, систематизации экспедиционных данных и определения характерных особенностей и границ распространения локальных традиций, представленные в научном издании «Народная традиционная культура Псковской области».[1]В качестве сравнительного материала привлекаются музыкальные образцы по исследуемому региону, опубликованные И. Д. Фридрихом, Э. Малер, Н. Л. Ко­ти­ко­вой, Г. М. Науменко, Е. Н. Разумовской.[2]

Принимая во внимание тот факт, что большинство звуковых материалов, полученных в ходе фольклорных экспедиций, зафиксированы от пожилых исполнителей, автором были выполнены экспериментальные записи образцов музыкального фольклора изучаемых жанров от современных детей. Полученные результаты также учтены в работе.[3]

Цели и задачи исследования. Основная цель исследования заключается в выявлении жанрово-стилевых признаков, характеризующих образцы детского фольклора, бытующие на территории Псковской области. На этой основе осуществляется их жанровая классификация с учетом функциональной направленности, особенностей содержания, структурных закономерностей и специфики системы средств художественной выразительности.

Данный ракурс изучения требует решения ряда задач, среди которых:

– уточнение границ понятия «детский фольклор», выявление корпуса музыкально-поэтических форм фольклора, связанных с детской средой, их жанровая группировка;

– раскрытие функциональной направленности образцов детского фольклора с учетом разнообразных ситуаций и контекста их бытования;

– определение музыкально-стилевых закономерностей образцов фольклора, исполняемых детьми и для детей, в том числе – особенностей ладообразования и интонационного развития, ритмо-акцентных свойств, принципов композиционной организации;

– выявление межжанровых связей образцов детского фольклора, принадлежащих певческим традициям Псковской области.

Теоретические и методологические основы исследования. Диссертация опирается на современные научные методы, разработанные этномузыкологической школой Санкт-Петербургской консерватории и Фольклорно-этнографического центра. В основе методологии лежит подход комплексного, системного изучения явлений народной традиционной музыкальной культуры, что позволяет определить характерные свойства жанров детского музыкального фольклора, обнаружить взаимосвязь закономерностей поэтики, музыкального стиля и характера звучания рассматриваемых образцов с их функционально-смысловой направленностью в той или иной ситуации исполнения. При этом принимается во внимание специфика детского звукового поведения.

Научная работа базируется на результатах специальных исследований, посвященных проблемам формирования и развития музыкального мышления и системы средств выражения, затрагивающих также онтофилогенетические аспекты, что позволяет выходить на уровень исторической интерпретации отдельных фактов и стилевых пластов фольклора. Наблюдения этномузыкологов – Э. Е. Алексеева, Г. М. Науменко, Т. И. Калужниковой – в области звукового поведения детей, онто- и филогенеза привлекаются для подтверждения выводов, а также играют немаловажную роль при проведении экспериментальных записей.

В разделах, посвященных анализу напевов, проблемам их ладовой организации, соотношению речевой и музыкальной интонации, учитывались положения, разработанные в трудах Б. В. Асафьева, Т. С. Бершадской, Х. С. Куш­на­ре­ва, Ф. А. Рубцова, Е. А. Ручьевской.

Работа опирается на методы структурно-типологического, историко-типологического, функционально-семантического, семиотического анализа, изложенные представителями различных научных направлений: музыкальной фольклористики (К. В. Квитка, А. В. Руднева, А. А. Банин, Б. Б. Ефименкова и др.), филологической фольклористики (В. Я. Пропп, Б. Н. Путилов, В. Е. Гусев), этнолингвистики (Н. И. Толстой, С. М. Толстая), семиотики (Ю. М. Лотман, В. Н. То­поров). Учитывается выявленная в исследованиях этнографов и филологов (А. К. Байбурина, Т. А. Бернштам, Г. С. Виноградова, М. М. Громыко, М. Мид, А. Ф. Некрыловой и В. В. Головина) сложная система связей межпоколенного, социального, этнического характера, посредством которой дети включаются во все формы деятельности (игровой, трудовой, ритуальной, а также, перенимая опыт, усваивают основные, выработанные предшествующими поколениями ценностные ориентиры. Выводы психологов Л. С. Выготского, Д. Б. Эльконина, касающиеся особенностей детского мышления, становления речи, игрового поведения, также привлекаются в соответствующих разделах работы.

Проведение жанровой группировки фольклорных текстов базируется на основных принципах жанровой классификации, которые нашли отражение в трудах Е. В. Гиппиуса, В. В. Коргузалова, Б. Н. Путилова, А. М. Мехнецова, В. М. Щу­рова. Принципы жанровой группировки образцов детского фольклора соотносятся с результатами систематизации материала в публикациях Г. М. Нау­менко, О. В. Смирновой и Е. А. Зилотиной, Е. И. Якубовской, А. Н. Мар­тыновой, Н. Н. Гиляровой, В. В. Головина, С. М. Лойтер, Т. И. Ка­луж­никовой.

При подготовке экспериментальных записей учитывались также методы воссоздания и реконструкции фольклорных текстов, что, прежде всего, имело отношение к разучиванию исследуемого материала с детьми. В современной культурной ситуации ряд исследователей (М. Ю. Новицкая, И. Н. Райкова, Т. И. Ка­лужникова, Г. М. Науменко) при изучении детского фольклора склонны широко трактовать понятие «полевые исследования», активно записывая современных детей. Наиболее благоприятна ситуация, когда собиратель может выступать в роли наблюдателя, поскольку такие записи в большей степени отражают закономерности бытования фольклорных текстов в естественных условиях. Однако это не всегда оказывается возможным, и для достижения полноценного результата необходимо вводить детей в контекст исполнения того или иного образца музыкального фольклора.

Научная новизна работы. В настоящее время проблемы жанрово-стилевой специфики детского музыкального фольклора остаются открытыми. Их решение связано с определением и осознанием особой роли детей в системе традиционной народной культуры.

Данная работа касается вопросов, которые ранее в той или иной мере затрагивались исследователями: выявление жанров детского фольклора, описание средств музыкального языка в связи с особенностями детского мышления, звукового поведения и психо-физиологическими характеристиками. Новизна предпринимаемого исследования обусловлена тем, что рассматриваемый в работе материал, представляющий псковскую традицию, вводится в научный оборот впервые и рассматривается комплексно, с учетом всех компонентов (ситуации и характера исполнения, свойств музыкально-поэтической формы и ее взаимосвязи с акциональным и кинетическим / двигательно-динамическим рядами). В результате такого подхода проведена жанровая группировка фольклорных текстов, представлена система жанров детского фольклора. Соотношение функционально-смыслового и интонационного планов позволяют иначе осветить специфику жанров детского фольклора в связи с их принадлежностью к сферам плача, заклинания и повествования. Многие рассматриваемые в работе жанры исполняются не только детьми, но и взрослыми, что вскрывает механизмы преемственности и передачи традиций народной культуры.

В процессе изучения и сравнительного анализа определены стилевые признаки образцов детского музыкального фольклора, позволяющие отнести их к ранним в историческом отношении явлениям традиционной культуры: синкретизм, взаимосвязь фольклорных текстов с обрядом / ритуальным действием, принадлежность к допесенному стилевому пласту и связь с речевой интонацией, опора на формульные элементы в поэтике и системе средств музыкальной выразительности.

Практическая ценность исследования заключается в том, что полученные результаты могут быть использованы как база для дальнейших научных изысканий в области историко-типологического изучения фольклора, в сфере истории и теории музыки в целом. Кроме того, рассматриваемый в работе материал включает редкие, ранее неизвестные образцы детского музыкального фольклора и имеет практическую ценность для педагогической деятельности. Диссертация содержит ряд научно-методических установок, позволяющих развивать новые направления в целях художественного воспитания детей и подростков на основе образцов народной музыкальной культуры. Основные выводы также могут быть учтены при разработке учебных курсов «Народное музыкальное творчество» и «Теория музыкального фольклора» для студентов музыкальных училищ и вузов, в темах, посвященных понятию «жанр» и проблемам жанровой характеристики фольклорных текстов.

По теме диссертационного исследования был сделан ряд докладов на научных конференциях, в том числе – «Жанрово-стилевые особенности детского музыкального фольклора» (Международный семинар по эстонскому, русскому и ижорскому фольклору приграничных районов, г. Нарва, Эстония, Нарвский музей, 2002 г.); «Детские пастушеские возгласы-окликания, сигналы, плачи и заклички в традициях русских, эстонцев и литовцев. Опыт сравнительного анализа» (Всероссийская научная конференция памяти К.В. Квитки, г. Москва, Московская государственная консерватория имени П. И. Чайковского, 2005 г.). Основные положения диссертации отражены в семи публикациях. В 2008 году было издано подготовленное автором учебно-методическое пособие в двух тетрадях «Гойки-погойки, погоним домойки!», представляющее материалы по традиции детского пастушества, результаты освоения образцов музыкального фольклора современными детьми, а также методические указания для проведения занятий.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения. В приложении содержатся образцы напевов и поэтических текстов различных жанров детского фольклора (115 примеров), этнографические комментарии, сведения об источниках.

Глава 1. Колыбельные песни, пестушки, потешки, прибаутки

В первой главе раскрывается круг проблем, касающихся выявления ведущих признаков и особенностей музыкального стиля жанров детского фольклора, связанных с ранним возрастным периодом в жизни ребенка. С этой точки зрения в первом разделе главы рассматриваются колыбельные песни, второй раздел посвящается пестушкам, потешкам, прибауткам, принципам их жанровой дифференциации, а третий – художественным формам, в которых стилевые признаки обозначенных жанров сочетаются. В данной главе затрагиваются вопросы функционирования перечисленных жанров в системе традиции, выявляются законы преемственности и передачи форм традиционной культуры.

Колыбельные песни, пестушки, потешки, прибаутки играют значительную роль в установлении внутрисемейных отношений «мать / ба­буш­ка / нянь­ка – ре­бенок» и большинством исследователей рассматриваются в связи с нормами и принципами народной педагогики. При том что на первом плане оказываются чисто практические (воспитательные, утилитарные) задачи – усыпить ребенка, научить говорить и двигаться, занять-потешить – рассматриваемые фольклорные тексты полифункциональны, имеют глубокие связи с обрядовой сферой. Функциональный аспект в изучении жанров материнского фольклора требует специального внимания, поскольку младенец в традиционной культуре имеет особый статус, находится в переходном состоянии. Ребенок нуждается в обрядах отделения от «иного» света и включения в мир живущих, поэтому каждому этапу его развития придается большое значение. В традиции эти вехи маркируются при помощи фольклорных текстов.

1.1. Колыбельные песни

При изучении псковской традиции можно выявить три аспекта, касающиеся контекста звучания колыбельных песен, а также отношений исполнителя и адресата: 1) взрослые (мать, бабушка) в процессе укладывания ребенка спать; 2) дети – «няньки» для младших детей; 3) дети в игровой ситуации – ролевая игра с куклами («семья»).

Выделяемые исследователями (В. В. Головиным, А. Н. Мартыновой, М. Н. Мель­никовым, Ю. В. Розалка, Г. В. Тавлай и др.) функции (успокоения-усыпления, охранительная, прогностическая и эпистемологическая), относятся к ситуации, когда колыбельная выступает в своем исходном значении, исполняется матерью и адресована засыпающему ребенку. Как показывают данные псковских экспедиций, игровая интерпретация является равноправной формой существования колыбельных в исследуемой традиции. В результате происходит значительное ослабление одних функций, выдвижение других в качестве ведущих или возникновение новых. Поскольку в данном виде игровой деятельности ребенок моделирует поведение, свойственное взрослым, то это требует от него следования определенным правилам, которые определяют характер отношения между детьми и условия использования предметов.

В организации колыбельных песен на различных уровнях реализуется принцип повторности: тексты строятся из сюжетных мотивов, которые легко соединяются между собой, один и тот же текст может исполняться несколько раз, чередуясь с другими. Музыкальная форма основывается на многократном варьированном проведении сходных мелодических построений, благодаря чему возникает интонационная повторяемость на уровне строфы. Отметим, что разработки психологов (Ж. Пиаже, Л. С. Выготского) в области изучения речевой деятельности рассматривают свойство повторности («эхолалии») как ведущее в развитии детей в первые годы жизни.

Первая группа колыбельных песен имеет строфическую структуру. Тип напева, являющийся основным в Псковской области, распространен и в других регионах России.

Вторая группа напевов колыбельных, зафиксированных в Псковской области, реализуется в рамках одностиховой композиционной структуры, опирающейся на многократный варьированный повтор одной попевки, соответствующей стиховой строке поэтического текста (Пример 1).

Пример 1

Сопоставляя варианты колыбельных Псковщины с образцами из других регионов России, можно выявить интонационно-ритмическую формулу, лежащую в основе большого количества фольклорных текстов и прорастающую в напевах, различных по композиции, ладовому строению и мелодическому развертыванию. Формульность проявляется в семисложной основе стиха, соответствующего восьми единицам счетного времени. При этом стабильными оказываются акценты на третьем и седьмом слогах, и в роли ритмической формулы может выступать все построение из шести кратких длительностей и одной долгой. В случаях варьирования ритмического рисунка, происходящего за счет изменения количества слогов в стиховой строке (ритмического дробления или стяжения), неизменной и определяющей оказывается ритмоформула окончания (связанная, как правило, с нисходящим движением к опорному тону): .

7сл. 8 ед. e

> >
e e e e e e q
Он не бе- ден, не бо- гат.

Отмеченные принципы ритмической организации колыбельных свойственны большинству образцов и обусловлены связью колыбельных песен с движением, мерным качанием, которое невозможно без равномерной акцентности и ритмической упорядоченности.

Выявленные ритмические особенности координируются с ладо-интонационными закономерностями:

1. В роли формульного элемента может выступать принцип вопросо-от­вет­ного построения фраз («качание» тонов, возникающее в результате сопоставления побочной опоры и устоя, которые могут находиться в разных соотношениях – чаще секундовом, но также терцовом или квартовом, при этом они всегда выделены долготой).[4] Таким образом, идея качания, связанная с семантикой роста, проявляется не только на акциональном уровне, но и на музыкальном, что раскрывает синкретичную природу жанра колыбельной.

2. Второй уровень касается особенностей звукоряда и ладовых систем, где важную роль играют субквартовый (реже субсекундовый) тоны, а мелодическое развитие опирается на терцовую основу, иногда с захватом четвертой ступени. Подобное ладо-интонационное строение дает разнообразные возможности для варьирования в рамках одного мелодического типа.

Жанроопределяющее значение для колыбельных песен имеет также импровизационная часть, связанная с припевными словами-маркерами жанра: «баю-баю», «люли», – в ряде случаев заменяемыми бессловесной вокализацией на гласную.

Обнаруживается ряд сходных принципов организации и особенностей функционирования музыкально-поэтической формы колыбельных песен и причитаний. Оба жанра тесно связаны с адресатом, исполняются в переходных ситуациях: колыбельная сопровождает переход младенца из состояния бодрствования в состояние сна (которое чаще всего происходит на границе дня и ночи), причитание маркирует переход умершего из мира живых в мир предков или из одного статуса в другой (как, например, в свадебном и рекрутском обрядах).

Временная протяженность причитания и колыбельной не регламентирована заранее, определяется обстоятельствами исполнения, что приводит к становлению поэтического текста и всей формы в целом в процессе пения. В результате в системе средств музыкальной выразительности ведущими оказываются формульные образования и типологически устойчивые характеристики, а на уровне поэтического текста – корпус мотивов, которые могут свободно соединяться между собой.[5] Кроме того, и колыбельная, и причитание включают разделы, не связанные с произнесением поэтического текста (припевные слова, возгласы). Они, безусловно, имеют различную интонационную природу, но при этом сходны по композиционной функции и являются жанроопознавательными признаками.

На музыкально-стилевом уровне напевы колыбельных песен соотносятся как с заклинательной сферой (что обнаруживается в закономерностях ритмической организации и реализации принципа повторности), так и с областью повествования (на уровне интонационного развития напева, а также тесситурно-тембровых характеристик). Связь с повествовательными жанрами обусловлена особой ролью слова, необходимостью донесения зафиксированных в поэтических текстах ключевых смыслов – сообщения о росте, здоровье, будущем благополучии ребенка. Заклинательное начало, которое на музыкальном уровне проявляется в средствах, также свойственных жанрам обрядово-магической направленности, способствует утверждению и закреплению информации, содержащейся в поэтическом тексте.

1.2. Пестушки, потешки, прибаутки

В изданиях по музыкальному фольклору и исследованиях нередко можно наблюдать противоречивые позиции в отношении жанровой дифференциации пестушек, потешек, прибауток. Это можно объяснить тем, что, с одной стороны, указанные жанры обладают смежными функциями (большинство исследователей отмечают утилитарную / воспитательную и игровую функции), а с другой – характеризуются общностью стилевых черт. Основная задача данного раздела – представить жанровую группировку фольклорных текстов, зафиксированных в Псковской области. В процессе исследования мы опираемся на точку зрения, высказанную О. И. Капица, в отношении соответствия каждого из обозначенных жанров определенному возрастному периоду в развитии ребенка.[6] В то же время, на специфику рассматриваемых жанров указывают исходные значения терминов: пестушка, потешка, прибаутка.

1.2.1. Пестушки

Материалы экспедиций из Псковской области включают отдельные образцы пестушек, связанных с различными этапами роста и развития ребенка. Для пестушек характерна краткость формы, важным принципом организации поэтического текста является парная рифма, а его содержательная сторона непосредственно связана с ситуацией исполнения (Пример 2).

Пример 2

Суммируя результаты анализа псковских образцов с учетом наблюдений, высказанных исследователями детского фольклора, отметим следующее:

– пестушки поются ребенку с первых месяцев жизни и примерно до года (доречевой период);

– их исполнение связано с ситуациями и действиями, направленными на благополучное физическое развитие ребенка: купание, пеленание, кормление, в связи с этим в них реализуются игровая, прогностическая, охранительная, развивающая / стимулирующая функции;

– пестушки синкретичны в своей основе: процесс исполнения музыкально-поэтической формы координируется с ритмичными движениями взрослого и ребенка, нередко элементами гимнастики (прыжки, катание по кроватке, разведение ручек, растягивания и др.), массажа (поглаживания, постукивания), направленными на укрепление мышц и развитие координации движений, а также пение пестушек может сопровождать материнские поглаживания в моменты гуления и агукания младенца;

– образно-поэтическое содержание текстов пестушек, как правило, соотносится с ситуацией исполнения и действием (маркирует важные моменты с точки зрения благополучного развития ребенка), связано с адресатом, в силу чего нередко содержит имя ребенка, и имеет характер императивного высказывания;

– музыкально-стилевые свойства пестушек заключаются в присущей им краткости формы (чаще всего монострофической); в интонационном контуре, который складывается в связи с особенностями поэтического текста и, как следствие, имеет декламационный характер в рамках небольшого амбитуса (чаще всего в объеме терции или кварты), а также отличается координацией акцентов стиховой строки с наиболее высоким тоном, выделенным долготой; в повторности конструктивных элементов формы (интонационно-ритмического звена, ритмоформулы) проявляется заклинательное начало.

1.2.2. Потешки

Включение потешек в репертуар матери или пестуньи в конце первого и начале второго года жизни ребенка обусловлено его онтогенезом, поскольку в этот период происходит активное освоение им вербальной речи, формирование первичного словарного запаса, складываются основные представления о предметах и образах. Потешки, являясь одной из форм, побуждающих речевую активность ребенка, способствуют развитию образно-мифологического мышления.[7]

Система средств выражения нередко обусловлена характером игрового действия, которое будет разворачиваться в процессе исполнения потешки. Образец, записанный в ходе экспедиции с соблюдением акционального компонента формы, позволяет отметить, что хлопки в ладоши (в Примере 3 они обозначены знаком «+») четко соответствуют метрической пульсации. Напев потешки, так же как и напевы колыбельных песен, пестушек, четко упорядочен в ритмо-ак­центном плане и имеет в основе восьмивременной ритмический период.

Пример 3

Обобщая результаты анализа бытующих в Псковской области образцов потешек и научные позиции, высказанные в филологических и музыкально-фольклористических исследованиях, можно выявить следующий ряд признаков жанра:

– исполняются в период активного развития вербальной речи ребенка примерно в конце первого – начале второго года жизни;

– основные функции (игровая, развивающая, воспитательная) определяются первым приобщением к игровой деятельности, развитием речи (в том числе, через формирование навыков, связанных с мелкой моторикой, координацией движений, восприятием ритмически организованного слова) и образно-мифологического осмысления действительности;

– музыкально-стилевые закономерности формы обусловлены игровой ситуацией и типом действия; в результате возникает та или иная система средств выражения: а) либо предельная стабилизация формы и ее связь со сферой заклинания (стабильная временная протяженность краткого ритмического периода, постоянное местоположение акцента, являющегося средством организации формы, повторность в композиции, опора на возгласно-кличевый тип интонирования); б) либо выдвижение на первый план свойств, типичных для повествования (нестабильность единиц музыкальной формы, члененность речевого потока – наличие цезур, ритмической и интонационной свободы, зависящей от характера произнесения текста, понижение уровня интонирования в конце фраз, декламационность).

1.2.3. Прибаутки

Основная направленность прибауток связана со стремлением занять, привлечь внимание ребенка, в связи с этим содержательная сторона поэтических текстов отличается образностью и динамичностью. В числе показательных свойств прибауток особое место занимает принцип диалогичности, который проявляется не только в закономерностях построения текстов, но и в напевах (Пример 4).

Пример 4

Музыкальная форма основана на различном по происхождению материале: декламационность, включение фрагментов, исполняемых говорком, и вопросо-ответное согласование музыкальных фраз указывают на связь с повествованием, а опора на четырехсложное ритмическое звено и интонационное сходство с вариантами плясового мотива – на родство с формами, сопровождающими хореографическое движение (плясовыми песнями, инструментальными наигрышами «Русского», «Барыня»).

Наблюдения над жанрово-стилевыми закономерностями прибауток Псковской области позволили выделить следующие черты:

– прибаутки исполнялись детям, примерно, с трехлетнего возраста; подчеркнем, что этот возраст соответствует наиболее активному вербальному (речевому) периоду развития;

– их пение не обязательно соотносится с действиями, движениями и не приурочено к определенным ситуациям;

– в функциональном отношении они направлены на формирование позитивного эмоционального состояния (занять, потешить, развеселить), игрового сознания, развитие памяти и образного мышления;

– по наблюдениям исследователей, для текстов прибауток характерна изначальная связь с обрядовыми и ритуальными формами, утрата которой вскрывает игровые принципы в построении сюжета: игра слов, сюжетная событийность, наличие диалогов, звукоподражаний;

– прибаутки составляют репертуар как взрослых, так и детей;

– музыкальная форма соотносится с разделами поэтического текста, обусловлена этими связями, в результате сами напевы достаточно мобильны, нередко основываются на различном интонационном материале, активно варьируемом в процессе пения, а типологическую значимость приобретают принципы организации, среди которых ведущее значение принадлежит диалогичности;

– в стилевом плане прибаутки обнаруживают различную степень родства как с плясовой сферой, так и с повествовательной. Такие черты прибауток, как наличие занимательного, насыщенного событиями сюжета, принцип диалогичности в построении текстов и напевов, опора на мотивы плясовых наигрышей, включение декламационных разделов, свободных по структуре, позволяют наблюдать их стилевую и генетическую общность со скоморошинами, происхождение которых непосредственно связано как со смеховой культурой, так и с эпическим пластом фольклора.

1.3. Музыкально-поэтические формы,

сочетающие признаки различных жанров

Со строфическим типом напева колыбельной песни в псковской традиции бытуют тексты, связанные по происхождению с прибаутками. Такое совмещение различных жанровых признаков происходит в традиции благодаря ряду факторов. Во-первых, напевы и тексты обладают общими принципами ритмической организации (опираются на стабильный по музыкально-временной протяженности период и отличаются регулярной акцентностью). Во-вторых, возникает функциональная связь между колыбельными и прибаутками. Оба жанра обладают свойством настраивать ребенка на определенное эмоциональное состояние. Подвижность с точки зрения контекста и ситуации исполнения в прибаутках способствует их органичному бытованию с напевами колыбельных песен. Этими же причинами можно объяснить и обратный процесс: ряд прибауток в псковской традиции исполнялись в момент укладывания ребенка спать. Случаи стилевой и функциональной недифференцированности в организации различных жанров детского фольклора являются свидетельством их генетического родства, историко-стадиальной идентичности.

Глава 2. Календарно-обрядовые и игровые жанры детского фольклора

Одним из универсальных принципов организации, объединяющих различные жанры фольклора, является опора на элементы и средства языковой системы, восходящие к функционально-смысловой сфере заклинания, свойства и признаки которого находят отражение в фольклорных текстах, имеющих обрядово-магическую направленность. В первом разделе представлены календарно-обрядовые кличи, приговоры и колядки, исполняемые в Псковской области детьми. Во втором – рассматриваются заклички на дождь, радугу, солнце, птиц, божью коровку, примыкающие к календарно-обрядовым жанрам по форме и содержанию, но игровые по характеру воплощения. В третьем разделе анализируются игровые припевки и считалки, которые в стилевом плане также обнаруживают типологическое сходство с календарно-обрядовыми жанрами. В силу музыкально-стилевой однородности признаков анализируемых форм возникает вопрос об их генетических и функциональных связях.

2.1. Календарно-обрядовые заклинания

2.1.1. Кличи

В рамках данного раздела решается задача жанрово-стилевой оценки календарных кличей, исполняемых детьми в различных обрядовых ситуациях зимнего и весенне-летнего периодов. Этнографические сведения и образцы текстов кличей позволяют сделать следующие наблюдения относительно их функциональной и содержательной специфики:

– содержание поэтических текстов непосредственно связано с обрядовыми ситуациями – закликание Мороза / Масленицы, катание «на долгий лен», обход дворов и сбор предметов для костра, – а также действиями, отражающими и усиливающими содержание обряда;

– тексты имеют ярко выраженный императивный характер (в этом проявляется связь с функционально-смысловой сферой заклинания), на вербальном уровне маркируют основную цель совершаемого обряда;

–  большинство вариантов текстов строится на основе мотива-обращения и мотива-требования (например, «Дай, дяденька, сало`мки!»), что свидетельствует об их коммуникативной направленности; в других случаях основной мотив содержит утверждение, отражающее качество (конечный результат), на которое нацелено обрядовое действие (как, например, «Лён далго`й!», «Вот такой вышины!»); в ряде выкриков упускается обращение, а текст состоит только из требования («Да`йти сало`мки пуч^о`к! Да`йти ве`нич^ек-галич^о`к!»).

Интонационно-ритмические закономерности календарно-обрядовых кличей во многом определены спецификой организации вербальной речи и такими ее свойствами как темп, акцентность, тембровые особенности и степень громкости, которые обусловлены ее смысловым наполнением. Вместе с тем, именно область средств, в большей степени соотносимых со сферой музыкального выражения (интонация возгласа-клича, тесситурные и ритмические закономерности), выделяет возгласы из сферы обыденной речи и придает им обрядовый характер (Пример 4).

Пример 4

Суммируя наблюдения над музыкально-стилевыми особенностями календарно-обрядовых кличей, исполняемых в Псковской области детьми, отметим следующие жанрово-стилевые признаки:

– ведущим в системе средств выразительности оказывается возгласно-кличевый тип интонирования;

– к стабильным характеристикам относятся свойства фразового акцента, отличающегося протяженностью и занимающего крайнюю звуковысотную позицию;

– формообразующую роль выполняет дыхание, которое достигает высокой интенсивности в связи с активной манерой исполнения;

– характерной чертой становится повторность элементов формы, что свидетельствует также о связи с системой средств выражения, присущих заклинательной сфере.

2.1.2. Приговоры

В публикациях по детскому фольклору к «приговорам» / «приговоркам» относятся тексты, которые представляют собой обращение к птицам, явлениям природы, насекомым и растениям с целью воздействия на них, исполняются только детьми и генетически связаны с заклинаниями, заговорами и закличками. Трактовка термина «приговор» в данном виде выглядит несколько односторонней. Достаточно вспомнить, что в рамках свадебного фольклора выделяются приговоры дружки, сватов, которые имеют заклинательную или поздравительную направленность и отличаются рифмованностью и ритмизованностью. Таким образом, при оценке жанрово-стилевых свойств приговора возникает проблема соотношения типа художественной формы и жанра.

В Гдовском районе распространен обряд «вербования», основными участниками которого были дети. Рано утром в Вербное воскресенье с освященной веткой вербы дети и подростки ходили «вербовать». «Вербо`вщики» старались обойти все дворы; приходя в дом, они хлестали хозяев по спине с приговором «Вербуй, Вербица!», за это в Пасху им давали пасхальное яйцо (Пример 5).

Пример 5

В системе средств выразительности ведущее значение отводится ритмо-акцентным особенностям: опора на стабильный восьмивременной ритмический период, регулярная акцентность. При этом динамический акцент приходится на каждую долю, что создает ощущение «моторики», мерности и координирует произнесение текста с действием – ритмичным похлестыванием вербинкой по спине хозяев дома. Необходимо также отметить стремление к бесцезурному проговариванию текста, отсутствие пауз. Звуковысотная организация приговора соотносится с закономерностями речитации – ритмизованным проговариванием текста в ограниченном диапазоне. Императивно-заклинательный характер высказыванию придают элементы повторности. Исходя из выявленных признаков, образец «Вербуй, Вербица», исполняемый детьми, может быть отнесен к календарно-обрядовым заклинаниям-приговорам.

2.1.3. Колядки

К календарно-обрядовым формам, связанным с функционально-смысловой сферой заклинания, относятся и, так называемые, «детские» колядки. Святочный обряд обхода дворов с участием детей распространен в Псковской области практически повсеместно. Необходимо также отметить, что в большинстве районов дети не являются самостоятельными участниками обряда, а включаются в состав подростковых, молодежных и взрослых артелей.

Поэтические тексты колядок, исполняемых детьми в Псковской области, различны по своему мотивному строению и протяженности. Встречаются как краткие формы (4 строки), содержащие мотив «прихода Коляды» и требование одарить, так и развернутые тексты (16-30 строк), в которых, кроме указанных, появляются мотивы «поиска Коляды», описания двора, величания хозяина, хозяйки, детей.

На музыкально-стилевые особенности колядок непосредственное влияние оказывает связь с движением (шествием, притопыванием, приплясыванием), в результате чего они обладают строгой ритмо-акцентной и временной упорядоченностью. Для напевов колядок характерны: опора на восьмивременной ритмический период, наличие внутренней пульсации и стабильное положение акцентов на третьей и седьмой единицах счетного времени (Пример 6). В приоритете ритмо-акцентных свойств в сочетании с кличевой манерой исполнения или формой декламации-скандирования проявляется связь детских колядок с функционально-смысловой сферой заклинания.[8]

Пример 6

В «детских» колядках складываются краткие мелодические построения: простейшие мотивы и попевки, выступающие конструктивными элементами музыкальной речи, на основе которых происходит формирование простейших ладовых систем (терцовых, квартовых).

В Порховском районе зафиксирован образец с припевом «Виноградье красно-зелёна», который исполнялся девочками во время обхода деревни. В типологическом плане он обнаруживает родство с образцом колядки из д. Путилово Порховского района (Пример 6), хотя и представляет иную степень развития песенной формы (включение припева расширяет структуру, приводит к становлению музыкально-поэтической строфы). Это сходство наглядно демонстрирует связь попевочно-припевочных колядок (в этой группе форм рассматривает подобные образцы В. В. Коргузалов) и более развитых песенных форм.

2.2.1. Заклички на дождь, солнце, радугу

Заклички (от глагола «закликать» – звать, просить, приглашать, обращаться) являются наиболее распространенным и активно бытующим жанром детского фольклора. Параллели детских закличек с обрядовыми формами фольклора обнаруживаются на уровне их связи с древними мифологическими представлениями, которая прослеживается в особенностях содержания и организации их поэтических текстов (идея воздействия на окружающий человека мир и явления природы, имеющая форму обращения-императива). С заклинательной функционально-смысловой сферой соотносятся и закономерности движения, сопровождающего исполнение закличек. В большинстве случаев – это прыжки, втаптывающий характер шага, которые оцениваются исследователями как форма проявления игрового и ритуального поведения, связанная с символикой роста, что показательно для игр и развлечений, приуроченных к весенне-летнему циклу.

Важным свойством организации закличек оказывается становление стабильного метра. Заклички Псковской области обладают структурным единством, а именно – опорой на единый тип восьмивременного ритмического периода, состоящего из двух равных по времени звучания четырехсложных ритмических звеньев, и сходством на уровне лежащих в основе напева ритмических формул, что обусловлено общностью закономерностей строения поэтического текста, а также единым «фондом» поэтических мотивов и оборотов.

Упорядоченность музыкально-поэтической формы закличек проявляется в принципе повторности, который относится к жанроопределяющим признакам и прослеживается на разных уровнях организации фольклорных текстов. С одной стороны, художественная форма как целостное построение многократно повторяется в процессе исполнения (как известно, для рассматриваемого жанра важна соотнесенность с ситуацией и временем их звучания – закличка «на дождик» будет многократно повторяться, пока идет дождь). С другой стороны, свойство повторности лежит в основе внутренней организации закличек (повторность возникающих ритмических групп).

Ладовые отношения в большинстве напевов еще не сформированы, в основе их звуковысотной организации лежит принцип сопоставления тонов (или зон интонирования), которые дифференцируются на основании их временной или динамической выделенности. Звуковысотная организация закличек мобильна, в ней заложена возможность реализации двух различных планов выражения: 1) в системе кличевого интонирования, проявляющегося в стремлении к сопоставлению и поляризации звуковысотных уровней; 2) в системе свойств, присущих заклинанию как форме речевого поведения и выражающихся в приоритете ритмо-акцентных характеристик и в особой форме произнесения – декламации-скандировании (Пример 7).[9]

Пример 7

2.2.2. Заклички на птиц, божью коровку

Особую группу среди закличек составляют обращения, адресованные птицам, божьей коровке, зафиксированные в Псковской области (Пример 8).

Пример 8

Поэтические тексты закличек, обращенных к птицам / божьей коровке, построены аналогично календарно-обрядовым приговорам и закличкам на солнце, дождь, радугу, поскольку включают мотив-обращение к ворону / иволге / божьей коровке и мотив-требование (он выражен в императивной форме «лети за море», «полети на небо»). С точки зрения организации музыкальной формы ведущими оказываются метроритмические особенности: регулярная акцентность, наличие стабильного метра, опора на восьмивременной период. Показательным является заговорный характер интонирования, который тяготеет к форме декламации-скандирования. Некоторые образцы обращений к птицам / божьей коровке близки приговорам и основаны на речитации. Специфика жанрово-стилевых свойств закличек заключается в тесной связи содержания и системы средств выражения, которые восходят к функционально-смысловой сфере заклинания и календарно-обрядовым формам фольклора и представляют собой их игровую интерпретацию детьми.

2.3. Игровые припевки, приговоры, считалки

Игровые припевки, приговоры и считалки с точки зрения ритмо-акцентной и звуковысотной организации отражают закономерности, отмеченные ранее на примере закличек и колядок: опираются на стабильный восьмивременной ритмический период, обладают регулярной акцентностью, а интонационная форма либо основана на противопоставлении звуковысотных уровней, либо представляет собой декламацию-скандирование на одном тоне (Пример 9).

Пример 9

Родство образцов детского игрового фольклора с календарно-обрядовыми жанрами можно объяснить функцией игры и игрового поведения, которая во всех культурах считалась важной в процессе подготовки к участию в ритуальных формах деятельности. В этом аспекте игра – необходимый этап социализации ребенка, его вхождения в систему музыкального, вербального языка, освоения необходимых поведенческих норм, позволяющих выстраивать отношения внутри общины.

Глава 3. Детские полевые уканья, возгласы-окликания и голошения

Данная глава посвящена малоизученной области фольклора, связанной с плачевой сферой интонирования – выявлению музыкально-стилевых закономерностей возгласов-окликаний и причитаний («голошений»), исполняемых детьми в поле.

3.1. Уканья, возгласы-окликания

Детские уканья, покликания, лелёканья, функционально связанные с пастьбой, имеют вид мелодизированных вокализаций или кратких форм, в которых словесный компонент либо полностью отсутствует, либо эпизодически включается в систему выразительных средств. Их специфическая черта заключается в том, что наиболее информативным, смыслонесущим компонентом всей формы оказывается интонация. Возгласы в традициях Псковской области можно разделить на две группы: в основе первой (уканий) лежит возгласно-кличевый тип интонирования, в основе второй (покликаний, лелёканий)[10] – плачевый, способствующий выражению жалобы-сетования.

3.2. Детские полевые голошения

Причитания («голошения») занимают важное место в культурных традициях Псковской области, связаны с обрядами жизненного цикла (похоронный, свадебный, рекрутский), но также включаются в календарно-трудовые формы деятельности. Рассматриваемые образцы детских голошений относятся к жанровой группе полевых причитаний.

В певческих традициях Псковской области складывается игровая интерпретация ритуальных по происхождению форм, к которым можно отнести игру детей «в похороны» с исполнением ими плачей. Специальный опрос в ходе фольклорных экспедиций позволил выявить, что игра воспроизводит существенные стороны обряда: захоронение в могилку, установку крестика и его украшение, оплакивание, поминальную трапезу.

Наибольший интерес представляют краткие, свернутые до двух строк, формы причитаний, один из таких образцов исполнялся девочкой над могилой куклы (Пример 10).

Пример 10

Начальный возглас, являясь жанроопределяющим признаком причитаний, выражает горестное эмоциональное состояние, тесно связан с организующей звуковой поток ролью дыхания. Образец воплощает особенности контрастно-регистрового интонирования, при котором в процессе исполнения музыкально-поэтической формы звучание завершается в нижнем ярусе, что характерно для большинства причитаний местных традиций.

Форма «детских» голошений отличается краткостью, лаконичностью композиции (ограничивается 2-3 строками поэтического текста). С одной стороны, столь краткий текст мог возникнуть в связи с тем, что исполнительницы воспроизвели только некоторые его особенности (причитание могло забыться, пелось по просьбе собирателя и трансформировалось в результате отсутствия реальной ситуации). С другой стороны, не исключено, что носители традиции попытались представить особый в музыкально-стилевом отношении вариант голошения – показать, как сами причитали в детстве.

Отдельные образцы детских голошений имеют тирадно-строфическую композицию, в них проявляется сложный процесс координации поэтического текста и напева непосредственно во время исполнения.

Сопоставление детских голошений с похоронными в рамках одной певческой традиции позволяет судить о том, что по музыкально-стилевым закономерностям они не обособляются, но, напротив, воплощают характерные для той или иной локальной традиции принципы соотношения текста и напева, особенности композиционной и ладовой организации.

Выявленное структурное разнообразие зафиксированных в экспедициях детских полевых голошений ставит проблему функционирования и реализации жанра причитаний в детской среде: существует ли взаимосвязь художественных средств выражения и факта детского исполнения голошений? И возможно ли утверждать, что такие факторы, как игровая форма бытования голошений, специфичность самой системы детского музыкального мышления и звуковой деятельности приводят к стабилизации и сокращению причетной формы?

Разрешение этих вопросов невозможно без наблюдения над процессом освоения и исполнением причитаний детьми. В ходе исследования был выполнен ряд экспериментальных записей от детей. Отметим, что не все причитания могут быть взяты для работы с детьми, поскольку в городской среде ребята недостаточно погружены в традицию. Выбирались причитания, обладающие не слишком развернутыми, но яркими и доступными по содержанию текстами (этот аспект очень важен для вхождения в ситуацию). Результаты этой работы позволяют отметить ряд черт, характерных для детского исполнения причитаний: 1) относительная краткость формы в целом; 2) стремление к упрощению интонационного контура напева за счет снятия мелодических вариантов; 3) стремление к сужению амбитуса напева.

Заключение

Подводя итоги проведенного исследования, отметим, что жанры детского музыкального фольклора составляют значительный пласт в традиционной народной культуре Псковской области и охватывают календарно-обрядовую сферу (кличи, приговоры, колядки, заклички), материнский фольклор (колыбельные песни, пестушки, потешки, прибаутки), похоронно-поминальную обрядность (голошения), трудовую деятельность (уканья, покликания пастухов), а также игровые формы. Участие детей в различных видах деятельности происходит на грани обрядового и игрового начал, которые в силу онтогенеза ребенка и синкретизма, свойственного фольклору, дифференцировать невозможно.

Понятие «детский фольклор» следует рассматривать многогранно, включая в поле зрения весь комплекс жанров, функционирующих в детской среде и обладающих показательными в этом отношении стилевыми характеристиками.

Плач, возглас, повествование, выделенные Ф. А. Рубцовым как типы речевой интонации, реализуются в многообразии художественных форм (речевых, декламационных, песенных), которые соотносятся с различными жанрами фольклора. В типах речевого интонирования обнаруживается единство содержания (функционально-смысловой направленности), речи (как процесса передачи информации) и языка (как системы выражения), что составляет основу процесса развития традиционной музыкальной культуры, усложнения ее форм и становления жанровой системы. В то же время, функционально-смысловые, структурные и стилевые характеристики плача, заклинания и повествования проявляются в жанрах детского фольклора:

  1. Голошения, покликания, лелёканья представляют собой обращения-жалобы к «родителям». Ведущее значение в организации этих форм имеет плачевый характер интонирования, а функционально-смысловая направленность реализуется и при отсутствии вербального компонента (как, например, в покликаниях).
  2. Календарно-обрядовые кличи, приговоры, заклички и колядки относятся к жанрам, имеющим заклинательную природу, представляют собой формы императивного воздействия на явления окружающего мира (радугу, дождь, солнце, птиц) и благопожелания продуцирующей направленности (колядки, приговоры). В качестве основных средств выражения выступают ритм и акцентность, которые организуют музыкальный и вербальный уровни текста и неразрывно связаны с акциональным и кинетическим рядами: шествием, приплясыванием, прыжками, хлопками в ладони.
  3. Повествовательная функция проявляет себя в жанрах «материнского фольклора». Так, например, идея сообщения о благополучном будущем ребенка лежит в основе колыбельных песен; прибаутки, нередко основанные на принципе кумуляции, связаны с описанием «сказочных» событий. Воспроизведение этих жанров строго ориентировано на адресата (ребенка). Ведущим значением обладает слово, которому подчинены интонационный и композиционный ряды. Однако в большинстве случаев повествование выступает в этой группе жанров в неразрывной связи с заклинанием. Этот факт связан с переходным статусом ребенка первых лет жизни, необходимостью обеспечения его здорового роста и благополучного развития.

При изучении и сопоставлении различных жанров детского фольклора можно обнаружить общие стилевые черты, указывающие на их принадлежность к ранних формам традиционной культуры:

1. Художественные формы, функционирующие в детской среде, синкретичны – в их основе лежит единство слова, интонации, движения, что неразрывно связано с онтогенезом ребенка, закономерностями постижения им окружающей действительности и проявляется в особенностях начальных форм и средств самовыражения – простых (нередко примитивных) в своей основе.

2. Большинство образцов детского фольклора связаны с движением, ключевое значение в организации их форм имеют ритмо-акцентные свойства (постоянная ритмическая пульсация, равномерная акцентность, стабильная временная протяженность стиховых строк). Отмеченные закономерности соотносятся с наблюдениями исследователей в области онтогенеза ребенка и становления музыкального мышления, согласно которым детьми на начальном уровне развития усваиваются именно ритмические параметры звучания, они же составляют основу их «звукового поведения» и, как показывает исследование жанров детского фольклора, являются ведущими в системе выразительных средств.

3. Музыкально-поэтические формы, исполняемые детьми, опираются на простейшие мелодические ячейки (в объеме секунды, терции, кварты). В жанрах, связанных с заклинанием, они реализуются в рамках одной тесситуры, отражая декламационный характер произнесения текста. Голошениям свойственно контрастно-регистровое интонирование, что обусловлено диалектно-стилевыми закономерностями причетных традиций.

4. В композиционной организации преобладает опора на краткие музыкально-речевые единицы, которые в процессе развития формы повторяются и варьируются.

5. Все рассмотренные жанры детского фольклора относятся к допесенным формам интонирования (за исключением ряда колыбельных песен, представляющих иной уровень развития собственно песенной формы).

Таким образом, черты, присущие начальной стадии онтогенеза ребенка, соответствуют особенностям форм раннего историко-стилевого пласта фольклора и могут быть охарактеризованы как начальные ступени становления музыкального мышления и речи.

Обозначенные стилевые закономерности проявляются в жанрах детского фольклора не только в русских песенных традициях, но и в музыкальной культуре других народов, что дает основания наметить перспективы дальнейшего исследования. Родство архаических жанров фольклора и их музыкально-стилевых признаков позволяет наблюдать характер этнических связей в процессе развития культуры различных народов, а также свидетельствует о том, что в основе формирования традиционной музыкальной системы лежат универсальные принципы, стереотипы и свойства  мышления.


Основные положения диссертации отражены в следующих работах:

  1. Стилевые особенности жанров детского музыкального фольклора (по материалам экспедиций в Псковскую область) // Музыковедение. – 2009. – № 4. – С. 60-67.
  2. Жанровые особенности образцов детского фольклора // Известия Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена. Научный журнал. – 2009. – № 93. – С. 255-259.
  3. Музыкально-стилевые особенности детских полевых голошений // Наука о музыке. Слово молодых ученых. Материалы I Всероссийского конкурса научных работ молодых ученых в области музыкального искусства. – Казань: Казанская государственная консерватория, 2004. – С. 422-459.
  4. Проблемы выявления специфики форм детского интонирования (на примере различных жанров фольклора) // Вопросы музыкознания и музыкального образования. Сборник научных трудов. – Вып. 3. – Вологда: Русь, 2007. – С.  286-296.
  5. «Гойки-погойки, погоним домойки…» Детские полевые голошения, уканья, заклички, наигрыши: Учебно-методическое пособие к занятиям по народной традиционной культуре. Ч. 1, 2. – СПб.: ИПЦ СПГУТД, 2008. – Ч. 1. – 62 с.; Ч. 2. – 20 с.: илл., нот., фото.
  6. Детские пастушеские возгласы-окликания, сигналы, плачи и заклички в традициях русских, эстонцев и литовцев. Опыт сравнительного анализа // Климент Васильевич Квитка и актуальные проблемы эт­номузыкологии: Материалы науч. конф. / Ред.-сост. Е. В. Бите­рякова. – М.: Научно-издательский центр «Московская консервато­рия», 2009. – С. 169-189.
  7. Дети в системе народной традиционной культуры // Народная традиционная культура Псковской области: Обзор экспедиционных материалов из научных фондов Фольклорно-этнографического центра / Сост., науч. ред. А. М. Мехнецов. – СПб.; Псков: Изд-во Областного центра народного творчества, 2002. – Т.1. – С. 75–81. (В соавторстве с Г. В. Лобковой; авторский вклад 0,3 п.л.).

[1] См.: Народная традиционная культура Псковской области: Обзор экспедиционных материалов из научных фондов Фольклорно-этнографического центра: В 2 т. / Сост., науч. ред. А. М. Мехнецов. – СПб.; Псков: Изд-во Псковск. обл. центра народного творчества, 2002. Т.  1. – 688 с.; Т. 2. – 816 с.: нот.

[2] Фридрих И. Д. Фольклор русских крестьян Яунлатгальского уезда. Кн. 1. Песни: Детские, хороводные, беседные, обрядовые, заговоры и духовные стихи и др. / Собраны И. Д. Фридрихом; под ред. П. Шмита; фоногр. записи мелодий на ноты переложены М.  Гривским. – Riga: Isdotaar Kulturas fonde, 1936. – 527 с.; Mahler Е. Altrussische Volkslieder aus dem Pečoryland. – Bärenreiter-Verlag Basel, 1951. – 180 с.; Котикова Н. Л. Народные песни Псковской области / Общ. ред. С. В. Аксюка. – М.: Музыка, 1966. – 372 с.; Науменко Г. М. Дождик, дождик, перестань! Русское народное детское музыкальное творчество: Для голоса без сопровождения / Запись, нотация и примеч. Г. М. Науменко. – М.: Сов. композитор, 1988. – 190 с., нот., ил.; Науменко Г. М. Детский музыкальный фольклор. Ч. I–II. – М.: Композитор, 1999. Ч. I – 552 c.: ил.; Традиционная музыка русского Поозерья (по материалам экспедиций 1971-1992 годов) / Сост. и комм. Е. Н. Разумовской. – СПб.: Композитор, 1998. – 240 с.

[3] В этой работе участвовали дети из состава Фольклорного ансамбля Центра досуга имени Лени Голикова Кировского района Санкт-Петербурга, а также учащиеся 2-4 классов Детской музыкальной школы № 34 Красносельского района Санкт-Петербурга.

[4] Согласно позиции Г. М. Науменко, в результате такого развития возникает эффект маятника: постоянного чередования восходящего и нисходящего движения, оказывающего психологическое воздействие. При этом конкретное звуковысотное выражение в сравнении с направленностью мелодической линии уходит на второй план (см.: Науменко Г. М. Колыбельные песни // Детский музыкальный фольклор. – М.: Композитор, 1999. – С. 77-79.).

[5] Отметим также, что в каждом жанре будет складываться свой комплекс обязательных поэтических мотивов. В причитаниях, например, непременно присутствует мотив-обращение, имеющий закрепленность в композиции (начало текста); в колыбельных песнях, как правило, встречается мотив «утверждения сна», проявляющийся в многообразии вариантов.

[6] Капица О. И. Детский фольклор. Песни, потешки, дразнилки, сказки, игры. Изучение. Собирание. Обзор материалов. – Л.: Прибой, 1928. – С. 7-10.

[7] В игровой форме потешек происходит перенесение функций и признаков с одного объекта на другой, что характерно для мифологической логики мышления: ладошки превращаются в крылья, сорока может варить кашу и т.д.

[8] Колядки и «виноградья», исполняемые взрослыми в Псковской традиции, в большинстве своем опираются на песенную форму и характеризуются интонационной развитостью, распетостью, а также более сложной композиционной организацией, связанной с выделением припевного раздела.

[9] Записи, выполненные от современных детей, также показывают, что закономерности звуковысотной организации закличек ситуативны, а ведущее значение принадлежит ритмо-акцентным свойствам.

[10] Наименования жанров приводятся в соответствии с терминологией народных исполнителей.

Комментарии закрыты.